Неизвестные Виры

 Юлия Лесина

Тайна  летнего отдыха Собинова,  братьев Ленских и труппы Малого и Большого Московских Императорских театров – раскрыта!

   В конце ХIХ-го начале ХХ века в летний период театральная жизнь Москвы на несколько месяцев замирала. Актеры, впрочем, как и практически все состоятельные  горожане, стремились покинуть пределы города и обменять московскую суету на неспешный ритм, тишину (плюс обилие  даров садов и  полей)  провинции. Одни направлялись в родовые имения, другие снимали дачи, третьи – гостили у тетушек. А  практически вся (за небольшим исключением) труппа Большого и Малого Московского Императорских театров, начиная с 1890-х и до самой революции покидала Москву и скрывалась от глаз публики в неизвестном направлении.

Место пребывания маститых актеров и оперных певцов держалось в секрете (дабы артистов не ангажировали на спектакли во время отдыха), о котором даже спустя годы исследователи творчества музыкально-театральных светил мало что знали. А жители Сумщины и в советское время и сейчас не догадываются, что к списку выдающихся деятелей культуры, побывавших в дореволюционное время на нашей  благодатной земле,  давно уже можно  добавить   имя выдающегося  русского оперного певца Леонида Собинова, не менее прославленного  театрального  режиссера, актера и педагога Александра Ленского, а также его брата актера Анатолия Ленского.

Вероятнее всего, бывала на сумской земле и знаменитая оперная дива Антонина Нежданова, которая  готовилась к записи грампластинки и разучивала дуэт  Лакме и Маллики  (опера «Лакме» Делиба). Ее партнершей была Евгения Попелло-Давыдова – солистка  Большого императорского театра. Именно благодаря  Евгении Александровне, знаковые личности ушедшего серебряного века побывали в наших Вирах, в нынешнем Белопольском районе.

Сто лет назад на берегу речки Вирь, на высоком холме  располагалась барская усадьба,  по откликам современников —   белоснежный дворец, с просторными комнатами, огромными окнами и  покрытыми  немного восточным орнаментом белоснежными колоннами и арками, украшающими  парадный  вход.   Владельцем дворца и вировской  земли был Михаил Михайлович Попелло-Давыдов – дворянин Харьковской губернии, сын  генерал-майора Михаила Яковлевича Попелло-Давыдова, служившего в Псковской военно-начальной школе и  Полтавском кадетском корпусе. Более того, почти 10 лет (с 1872 года) он  был директором Московского кадетского корпуса.

Сын  же его в военные не пошел, а был склонен к изящным искусствам — к музыке и театру (учился в Московской консерватории у С.И. Танеева). Впоследствии проявил себя как  театральный деятель, критик, мемуарист.  Михаил Михайлович имел землю на территории нынешней Украины и  недвижимость в Москве. Вращался в литературных кругах и артистическом мире Москвы. Взяв в жены  Евгению, выпускницу Московской консерватории, страстно увлеченной театром и  оперой, Попелло-Давыдов максимально пытался помочь достичь ей успеха и признания. Евгения была известна в  московской артистической среде, но не обладала таким мощным дарованием и невероятной прижизненной славой, как партнеры, с которыми она совместно концертировала —  Собинов, Шаляпин,  Антарова, Нежданова. Ее голос – лирическое  меццо-сопрано, больше подходил для камерных концертов, салонных  литературно-музыкальных вечеров. Собственно, в   усадьбе в Вирах, помимо всяческих «отдыхательных» мероприятий и развлечений (рыбалка, сбор ягод, катание на лодках, занятий живописью с выходом на пленэры) и проходили такие вечера.

День рождения Евгении Александровны приходилось на начало июня,  потому в этот период, от железнодорожной станции, находившейся в нескольких верстах от Виров, по  редкому, бежевато-желтому булыжнику неслись экипажи с  многочисленной приехавшей из Москвы богемой к самой усадьбе Попелло-Давыдовых.

Надо сказать, что актеров было не мало – ведущие артисты Императорских театров. Следует заметить, что труппа Малого и Большого театров  вплоть до революции была едина, и состояла при общей дирекции Императорских театров Российской империи. Музыкальные и драматические представления шли в одно и то же время, тематически дополняя друг друга, на обеих сценах. Случалось, актеры, занятые на спектакле в Большом, играли в тот же вечер и в Малом, а потому специально для быстрейшего передвижения артистам разрешали пользоваться подземным ходом, ведущим  от одного здания к другому. Актер, попадая в туннель,  успевал на ходу сорвать себя бутафорские усы и бороду и переоблачиться в  другой костюм!

О поездке в Виры и беззаботном времяпровождении в гостеприимной усадьбе Попелло-Давыдовых мечтали целый год.  Мечтал о них и выдающийся оперный певец Леонид Собинов. Многие годы Собинов и семья Попелло-Давыдовых были дружны, путешествовали, а также Евгения Александровна и Собинов совместно совершили концертное турне  по Российской империи. В  1910 году, уже  достигший мировой известности  Собинов написал Попелло-Давыдову такие строки: «Спасибо, друг, обрадовал депешей,/ Верь, зов твой не остался втуне./ В Виры приеду, конный или пеший, /В исходе мая, может быть, в июне».

Надо сказать, что  о пребывании Собинова в Вирах сохранились некоторые истории. Одна из них гласит, о том,  что домашней прислуге и управляющим было под страхом увольнения запрещено «отпускать» артисту, который любил выпить, «горячительные напитки». Однажды вечером, горничные Попелло-Давыдовых возвращались через сад домой. Вдруг, из-за кустов барбариса показалась рука с золотыми карманными часами на цепочке, а затем появился  и сам Леонид Витальевич, который самым очаровательнейшим образом попросил работниц  достать «горячительного» взамен на часы, которые подарил ему лично сам Император! Предложение было, конечно заманчивое, но перспектива потерять работу в усадьбе не сулила ничего хорошего, потому женщины, в белых передниках и  платочках не  пожелали удовлетворить просьбу великого тенора, и вынуждены были спасаться бегством.

Кроме сего, потомки тех горничных уже в советское время вспоминали, что Евгения Александровна теплыми летними вечерами любила петь на свежем воздухе, недалеко от пруда. Местные жители, притаившись в зарослях,  с удовольствием слушали арии из «Вражьей силы», «Вертера», «Князя Игоря», «Валькирий» и других знаменитых опер.  Крестьяне любили наблюдать за тем,  как певица возвращается домой, как в вечернем сумраке,  неспешно движется ее фигура в белом платье,  а в воздухе остается  едва уловимый запах  духов.

Кстати, на счет парфюмов. Певица была одной из тех знаменитостей, кто, употребляя продукцию конкретной марки, появляся в обществе и как-бы  невзначай создавал «живую» рекламу. К примеру, рекламу  духов знаменитого  российского парфюмера Остроумова, которыми пользовалась певица. Более того, она посвятила создателю  модных запахов стихи.  Реклама, приняв «поэтическую форму» довольно долго «ходила» по Москве: «Вы спрятали в граненом хрустале / Волнующую гамму ароматов, / И ею дамы, так сдается мне, / Мужьям устроят много «шах» и «матов»!»

Когда летние вакации заканчивались – Попелло-Давыдовы и гости разъезжались.  Но артистическая жизнь с участием этой семьи не прекращалась. В  1914 году,  в Москве, по инициативе Попелло-Давыдова, Собинова, Казина, Гунста, Сабанеева и т.д. состоялось торжественное открытие клуба, который был наименован «Алатр».  В  помещении дома генерала Толмачева на Тверской,  недалеко от Московского Художественного театра — под шум начавшейся Первой мировой войны клуб заработал и стал пристанищем для утонченных натур. Надо сказать, что заведение сие было закрытого типа и без рекомендации уважаемых членов клуба,  обычному человеку с улицы туда попасть  было невозможно. Там восхитительно пела романсы Евгения Александровна, там читали стихи Игоря Северянина, танцевали новомодное танго или блистали поэтичные танцовщицы — «босоножки». Там впервые произошло знакомство будущей звезды кинематографа Веры Холодной с  режиссером Гардиным. Да и сама  Попелло Давыдова попробует себя в синематографе, снявшись в 1915 году в  черно-белом фильме «Счастье вечной ночи».

После революции Попелло-Давыдовы с сыном эмигрировали в Париж, а после  1927 в Берлин. Михаил Михайлович издал мемуары «Из записной книжки театрала», повествующие  о театральной жизни Москвы начала ХХ века. Россия, которую они потеряли, осталась в их памяти, и на фотографиях.

Кстати, о фотографиях. Вернее,  еще об одном госте усадьбы Попелло-Давыдовых, который сделал  для потомков потрясающие снимки  окрестностей Виров, усадьбы и  времяпрепровождения гостей, уборку урожая на полях, вировских крестьян, переправу на пароме и т.д.. Страстным фотографом, из которого, кстати, мог бы получится прекрасный фотокорр, был никто иной, как Анатолий Ленский (1854–1904) .

Актер Малого Императорского театра приезжал в Виры вместе с женой Агриппиной Дмитриевной ( 1870-1942)  и дочерьми Марией и Ольгой в 1899 -1900-х годах. Он был в первой когорте московской богемы, посетившей  задолго до Собинова  имение Попелло-Давыдовых.  Анатолий Ленский, будучи актером Императорского театра,  посещал артистические столичные салоны и был  знаком с художником театра Константином Коровиным, скульптором Николаем Клодтом, художником Исааком Левитаном и другими выдающимися людьми отечественной культуры. Долгое время в его семье хранился подаренный Левитаном этюд, который, к сожалению, в трудные годы, (уже потомками Анатолия Павловича) был продан.

Говоря об Анатолии Ленском, носившим сценическое имя «Ленский второй», нельзя не сказать о его родном брате, Ленском «первом» — знамениом актере, режиссере,  театральном педагоге Александре Павловиче Ленском (1847-1908), чей вклад в развитие отечественного  театрального искусства трудно переоценить. Его связь с Малым театром была очевидна: за 20 лет своей театрально-педагогической работы на драматических курсах Императорских театров, он  подготовил большую часть труппы Малого театра, в котором, совершенно заслуженно считался главным человеком, настоящим «папой». В конце ХIХ века Александр Ленский прославился еще и как нестандартный  режиссер — создал Новый театр — филиал Малого, в котором новаторствовал наравне со Станиславским и Немировичем-Данченко.

Творческая деятельность Александра Ленского горячо обсуждалась и всячески приветствовалась актерами, в том числе и теми, кто гостил в Вирах. Не меньший интерес  проявляли театралы и к занимательной  родословной Александра Павловича и Анатолия Павловича Ленских. Дело в том, что оба брата были внебрачными детьми известного мецената, знатока театра,  и музыканта князя Павла Ивановича Гагарина и примы итальянской оперы Ольги Вервициотти. Впервые князь увидел красавицу певицу в Одессе, где она выступала в составе гастролировавшей труппы, а он – создавал собственный театр. Ольга стала его гражданской женой (законная тем временем находилась с детьми где-то в центре России).

Павел Иванович  повторил историю своего отца – князя Ивана Алексеевича Гагарина. Тот, будучи вдовцом в преклонном возрасте обвенчался  с бывшей крепостной актрисой, а затем легендарной Екатериной Семеновой, прославившей русскую сцену. Слава Семеновой при жизни была велика — ее неоднократно воспевали Пушкин, Батюшков  живописали Кипренский и Брюллов. Бывшая крепостная стала княгиней Екатериной Семеновной Гагариной, вызвав тем самым резонанс в аристократическом обществе.

Но в случае с Павлом Ивановичем, все оказалось намного печальнее. Знатная родня Гагариных, не желая скандала, лишила Павла Ивановича, очевидно, из самых «благородных» побуждений, практически всего наследства, оставив ему лишь имение Сасово Тамбовской губернии ( где он и умер в бедности). Именно там родились Александр и Анатолий,  вынужденные после 10-летнего возраста (времени смерти их матери) скитаться по чужим домам, жить у чужих людей и испытывать не самые радужные чувства в связи со своим «незаконным» происхождением. Они носили фамилию Вервициотти, а затем взяли псевдоним «Ленские» высочайше пожалованный им распоряжением Императора.

Надо сказать, что у Павла Ивановича Гагарина и до того были внебрачные дети. В отличие от законнорожденных, никак себя не проявивших,  все «байстрюки» стали известными личностями – к примеру, дочь Елизавета Павловна Макарова — известной актрисой,  сын Николай Федоров – выдающимся  русским философом, автором «Философии общего дела», не говоря уже о Ленских. К слову, сценический псевдоним этот, говорил о невероятной любви к творчеству Пушкина.

А вот фамилия Гагариных, судя по исследованиям московского историка Ольги Поповой-Муратовой, говорит о том, что это один из самых знатных родов земли русской. Ведь родоначальником рода Гагариных был сам Рюрик!  Затем – князь Игорь и княгиня Ольга, св. Владимир, крестивший Русь, Ярослав Мудрый,  Всеволод,  Владимир Мономах и Юрий Долгорукий, Иван Каша – князь Стародубский,  и на 17-ом колене Михаил Гагара – родоначальник князей Гагариных.

Но вернемся к Анатолию Ленскому, в чьих жилах текла кровь  этих великих исторических личностей. Еще в отрочестве Анатолия отправили в Швейцарию подмастерьем часовых дел мастера. Любовь к механизмам, технике (более всего к фотоаппаратам и фотографии),  всевозможным тонким ручным работам Анатолий сохранил на всю жизнь, хоть и стал в будущем актером. В имении  княгини Елены Сергеевны Трубецкой он познакомился с дочерью священника, сельской учительницей Агриппиной Дмитриевной, брак с которой благословила сама Трубецкая, подарившая молодым иконы. В семье родились три дочери – Мария, Ольга и Татьяна.  Мария и Ольга бывали с родителями в Вирах и плескались в водах речки Вирь – подтверждение чему —  их фотография. Они  стали профессиональными актрисами ( работая на сценах Москвы, Новгорода, Харькова), а Татьяна – певицей.

Однако революция, затем гражданская, а позже Отечественная война не дали ей возможности  в полной мере реализовать заложенный генами  даровитых предков талант, и она работала библиотекарем. В 20-х годах Татьяна вышла замуж за Ефима Терлецкого, а в  1926 году у них родился сын Владимир. Выпускник химфака ХГУ, кандидат химических наук, исследователь,  пропагандист и новатор в области порошковой металлургии Владимир Ефимович Терлецкий бережно сохранял наследие деда, в том числе и сделанные двухкамерным фотоаппаратом снимки усадьбы Попелло-Давыдовых в Вирах, о владельцах которой ничего не знал.

27 октября в дождливом Харькове автору этих строк удалось разыскать Владимира Ефимовича и встреча с живым потомком Рюрика, княгини Ольги и Владимира Мономаха стала настоящей удачей!  Оказалось, что  87-летний внук Анатолия Павловича Ленского (Вервициотти) также как и  его дед увлекается фотографией. А  еще в молодости, вместе с женой Красноарминой Яковлевной  он объездил и обходил  с рюкзаком Кавказ и Среднюю Азию. Он и сегодня  прекрасно читает стихи, и может скопировать любой акцент. Но актерский талант в полной мере перешел к его сыну, известному актеру, телеведущему, поэту и музыканту Евгению Терлецкому,  проживающему в Израиле.  Сегодня благодаря сохранившимся в семье Терлецкого фотографиям Анатолия Ленского жители Сумщины могут видеть  роскошный дворец в Вирах, от которого после революции не осталось и следа (позже на этом месте была построена школа).

Благодаря старинным бежево-коричневым снимкам оживает история Сумщины, становятся известными  истории любви мужчин из рода Гагариных  и раскрывается тайна  летнего исчезновения  актеров московских императорских театров…

Опубликовано в газете «Ваш Шанс» №45 от 06.11.2013  и  №46 от 13.11.2013

http://www.shans.com.ua/?m=nr&in=452&ir=379

http://www.shans.com.ua/?m=nr&in=453&ir=49

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: