Три летних месяца в Ленинграде

Маргарита Сергиенко

Когда я в комнате  моей
Пишу, читаю без лампады
И ясны спящие громады
Пустынных улиц, и светла
Адмиралтейская игла.

А.С.Пушкин.

Когда о купол золотой
луч разобьётся предрассветный
и лето входит в Летний сад.
каких наград, каких услад
иных просить у жизни этой.

………………………..

Темнеет в полночь и светает вскоре.
Есть напряжение в столь условной тьме.
Пред-свет и свет, словно залив и море,
слились и перепутались в уме.

Б. Ахмадулина

 

Каждое действие начинается с посыла, мечты или желанья. По просьбе моего друга Василия Клименко, я начала воспоминания о прошлом, о моих  путешествиях в разные города. Например, в Ленинград и Москву. Я относительно долго пребывала в этих двух  городах. Они антиподы. Москва – начало истории нашей страны, Ленинград – европейский город, который больше напоминает Амстердам и другие западноевропейские города. Питер — стройность, порядок, державная Нева, золотой шпиль на Адмиралтействе. Это чиновник, застёгнутый на все пуговицы. А матушка Москва – базар. Это пьяненькая бабёнка, с волочащейся за ней  по земле шалью в крупных розанах.

*

Моя подруга, жившая в Ленинграде, обычно проводила лето с детьми у моей мамы, а я в это время сторожила ее ленинградскую квартиру на Военке в течение трех лет по одному месяцу. Каждый день с утра во время моего пребывания в Ленинграде я молилась, чтобы этот месяц растянулся подольше.

Дом, как и весь город, стоит на болотах, Если сойдешь с дорожки, то сразу провалишься по косточки. Кругом полно ягод, но если увлечешься – засосет! Помню, точно такие же болота были и в окрестностях Риги.

Первым делом я обошла малый Петровский город – те места, с которых все началось. Несколько островов, ограниченных каналами и Невой. Все остальное – новостройки.

Скверы, много зелени, мостики, памятники. Люди – спокойные, а язык петровский – чистый, сдержанный. Даже пьяницы милые.

Меня научили пристроиться к очереди за пивом из бочки и слушать разговоры, которые можно принять за дебаты где-нибудь в Сенате – речь течет спокойно и чисто по-русски.

И везде Пётр и следы его дел.

022

Колоннада Казанского собора

Я забиралась на площадку обозрения Казанского собора. С этого места Петровский город показался мне очень маленьким. Колоннада собора меня обвораживала. Там я чуть было не погибла – уставившись в текст путеводителя по колоннадам, я не заметила края и почти ступила уже в ничто, а там было метров 5 до земли…. И  вдруг меня хватают и оттаскивают за колонны. Какой хороший дяденька! После этого он мне и рассказал историю Казанского собора и объяснил, почему так чарует Питер. Это была наивная мечта Петра создать  «северную Венецию». И в этом очарование города – каналы, мосты, мостки, гранитные набережные…. Все это присуще Питеру и только Ему.

А какие белые ночи в Питере! Мы сидели у моря, любовались сумерками и ждали белой ночи. Когда мы посмотрели на часы – уже было 8 часов утра, и ничего не изменилось – вот вам и белые ночи!

Я бродила в светлой ночи  среди монументальных зданий Петербурга. Ночь внезапно светлела и выходило бледное солнце среди мглы. Из-за огромного количества воды в городе, построенном на островах и берегах Невы, воздух очень kartinki24_ru_cities_peterburg_0004влажен, и дома кажутся призраками. И вот вспыхивает шпиль с корабликом наверху и крылатой фигурой ангела—Виктории. Весь Петербург похож на  памятник России,  вышедшей в Балтийское море. А Петергофские фонтаны – памятник Победы. Именно в Питере началось русское  гражданское зодчество.

Я бродила без капли воды  и куска хлеба целый день, как бы в  другом мире, полном красоты. Санкт-Петербург – своеобразный парад торжества.

Я любовалась державной Невой, плавной и опасной, со ста ее островами, рукавами и каналами. На противоположном берегу была видна Петропавловская крепость, ровесница города – её суровые каменные стены омывает Нева. Гид сказал, что крепость была заложена 16 мая 1703 года. Теперь это день основания Петербурга. Из документов того времени: «В 16 день мая крепость заложена и именована Санкт-Питербурх с шести бастионами».

Город долго развивался под защитой крепости. Это был форпост молодой России в войне со Швецией.

russkiimuzei3

Русский музей

Тогда я узнала, почему бастионы назывались Меньшикова, Головкина, Нарышкина, Зотова, Трубецкого – это же исторические фамилии! Но сколько людей, имен которых мы не знаем, погибло – от голода, холода, от работы без шанцевого инструмента – ведь они переносили землю руками или полами зипунов. Петербург одет в камень усилиями рук этих людей.

Пётр 1 сказал: «Есть из нашево народа добрые мастеры…».

Побегав по Литейному, где дома стоят стеной, иду в Русский музей. Ищу картины Матвеева, которые полны высоким содержанием петровской эпохи. Возьмите, например, его «Автопортрет с женой» Это первый парный портрет. Можно сказать, что это был первый шаг светской культуры – интимная жизнь

071017203219

Андрей Матвеев. Автопортрет с женой

выносится на обозрение зрителей. Это конец средневекового мировоззрения и начало коренных перемен во всем. Это также торжество и начало русской литературы, начало новых отношений в семье, где жена выходит на сцену. Это самая настоящая эпоха портрета! Человек хочет увидеть в искусстве себя и свое место в обществе.

Иван Никитин делает первое изображение Петра 1. Он закладывает начало портретного жанра. В портрете мы видим напряженность мысли, усталость и вопрос  в глазах – благодаря этому изображение оживает. Так происходило обмирщение искусства.

Посетив Русский музей, я впервые увидела на портретах образы молодых людей, глядящих на нас открыто, твёрдым взглядом. Они уже побывали в Голландии, увидели совершенно другую жизнь. Среди знати стало модно иметь свои портреты.

196345

Иван Никитин. Портрет Петра I

Так происходила европеизация придворной жизни в России, в основе которой было стремление придать ей блеск.

Если бы меня спросили, какое время, какой век самый лучший, я бы ответила –великолепный, торжественный 18-й век.

*

Утром, откушавши кофию с куском булки, я отправляюсь открывать неведомые чудеса. Для меня самым главным было увидеть шпиль Адмиралтейства и фигуру архангела с крестом. Он царит над Петербургом и до сих пор. Когда я впервые увидела здание Адмиралтейства, я была поражена тем, что оно было построено в начале 1800 годов на месте крепости и верфи. Это и есть сердце Питерсхофа. Оказывается, проект был составлен самим Петром 1. Здание протянулось на 400 метров и не было монотонными, так как на его фасаде чередовались разные украшения. Это и есть настоящий русский классицизм, прославляющий державу и Петра.

*

Летом многие преподаватели подрабатывали экскурсоводами. Это были знатоки Питера. И собирались они у Казанского собора или у Медного всадника. Экскурсия стоила 6 рублей пешком или 7 рублей на катере. Я испробовала все виды экскурсий, включая чудеса окрестностей.

Путешествуя по Петербургу, я представляла себе, как молодая Россия вырастает из пелёнок крепостничества, как складывается русская нация.

При Петре ушла в прошлое средневековая традиция возведения церквей во славу Божию. На первый план выходят постройки дворцовые, но строителями были те же самые крепостные.

5Этот век был строгим и суровым, как строгая державная Нева.

Люблю тебя, Петра творенье,
Люблю твой строгий, стройный вид,
Невы державное теченье,
Береговой её гранит.

Кто мог написать лучше Пушкина?!

Какая же сложная Русь!

*

Мои друзья, которые и до сих пор живут в Питере, в основном художники и скульпторы, водили меня белыми ночами по мастерским, которые, как правило, находились в подвалах. Когда они приводили меня к себе, то первым делом посылали мальчика за бубликами, заваркой и сахаром. Пока вздували сияющий самовар, заваривали чай, поставив чайник на конфорку, я бродила между кусками гипсовых голов, рук и ног. ящиками с плашками камней, привезенных с Урала. Меня стали сразу же рисовать – всем хотелось изобразить украинку, скачанные файлыхохлушку, А я ведь не хохлушка —  я сумчанка. Мне пришлось употреблять «хохлушечные» слова:  «ага  ж!», «а як же!», «шо такое?» — это было все, что я знала. Питерцы восхищались моим «выговором».

Удивительно, но в разговорах ленинградцы ни разу не упоминали ни о блокаде ни и войне. Только раз услышала такое: «Сталин завидовал Питеру, и поэтому он допустил блокаду – наказал своевольный город». Во всяком случае, так утверждает местный фольклор.

*

В 1703 году Петр 1, как сказал Пушкин,  «прорубил окно в Европу».  Он порвал со старой боярской Московской  Русью. (Не знаю хорошо ли это было?). Он основал европейскую столицу. Для меня, никуда не ездившей, кроме чуждых мне Англии и Америки, это было открытием.

Но карты сложились так, что Петербург уступил первенство Москве. Спасибо  Ему! Поэтому я с трепетом входила в домик Петра. Он тогда ещё был доступен для посетителей. Ведь он построен из корабельного леса, и от него откалывали щепочки на сувениры. Поэтому теперь вокруг него возвели павильон из камня.

200

Собор Петра и Павла

С дворцовой стороны видно здание первого собора Петра и Павла. Он был построен в 1703 году, одновременно с крепостью. Это ядро города, созданное самим Петром I. Всё остальное ассоциируется скорее с Пушкиным:

Я памятник себе воздвиг нерукотворный.
К нему не зарастет народная тропа,
Вознёсся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.

Посредине Дворцовой площади возвышался 47-метровый столп, воздвигнутый по проекту  архитектора Огюста Монферрана в память о победе над Наполеоном. Как вещали экскурсоводы, это самый высокий в мире гранитный монолит. Он выше колонны Трояна в Риме.

Что было бы дальше с Россией, если бы царица не родила Петра, этого ребёнка, который, когда вырос, сбросил старые пелёнки и сбрил подданным бороды? И всё через насилие. В Европе эпохи переходили из одной в другую, люди новых эпох постепенно усваивали наследие Греции и Рима.

А у нас через плеть и эшафоты – иначе было нельзя. История, наверное, не знала более крутого поворота от Средневековья  к Новому времени – через скачок. С одной стороны, Пётр  на вздыбленном коне.  И тут же, на расстоянии нескольких сот километров, Москва с ее древним Кремлём и старыми, так до конца и не преодоленными традициями.

*

ulRossi1

Улица Зодчего Росси

Из всех чудес Питера меня поразила короткая улица зодчего Росси, всего 220 метров в длину. Я сама считала шагами – 220 метров длинны, 22 метра ширины и 22 метра высоты. Это было нечто, напоминающее Грецию или Рим.

Летний сад, самый старый с чудными решётками. Исполнилось желание Петра: «…иметь сад лучше, чем в Версале у французского короля». Сад очень чётко распланирован. Садовые фонтаны питала река Лига. А после пяти закрываются ворота – зайти нельзя! А за ними — обилие розового гранита. Чугунные решетки парят в воздухе. Все это было восстановлено после войны, как было прежде – до самой последней детали. Боже мой!

Как давно это было! Но закрою глаза – и вижу, помню, благодарю. Я думаю, что после посещения града Петрова у меня характер изменился.

Дворцовая площадь – одна из прекраснейших в мире. А чего стоит арка Главного штаба!

Я плохо знаю историю — мне казалось, что революционные матросы брали арку Главного штаба, а не ворота Зимнего дворца. Все знали, а я нет.

1200px-Вход_в_Летний_сад

Вход в Летний сад

Тут нужно остановиться и перевести дух от восторгов. Да, ещё нужно было после всего это возвращаться на Украину, домой. Все время, пока я ехала, у меня перед глазами стояли картины Петербурга.

*

Когда я приехала в Ленинград, подруга научила меня заваривать эконом—чай. То есть, заварку из одного пакетика нужно было использовать три дня.

Я была потрясена: ведь это был разовый пакетик с заваркой. Оказывается, там все использовали заварку три раза. Даже заварку из заварочного чайника, который стоял наверху самовара, использовали трижды. Возможно, этот обычай был одним из последствий блокады.

Я, гуляя по Невскому, зашла в роскошный «Гастроном» №1, чтобы всё-таки купить этого злополучного чая и ахнула: чай продавали в цыбиках – как в Сумах. Но цена! Я не посмела…. И целый месяц использовала заварку по три раза.

*

Не могу не написать о памятнике известному русскому мореплавателю адмиралу Ивану Фёдоровичу Крузенштерну на набережной Васильевского острова. В адмиральском мундире он стоит, вглядываясь вперёд, с морской картой в руках. Но на фоне величественной Невы, на фоне набережной и дворцов он кажется маленьким – нет монументальности. Я описала памятник для тех, кто смотрел знаменитый мультик про Простоквашино, в котором упоминается Крузенштерн. Из мультика мы узнаем, что бабушка кота Матроскина плавала на пароходе «Крузенштерн».

И сколько раз я ни ездила в Ленинград, я всегда шла к воротам Петропавловской крепости, украшенным оружием. Там недалеко домик дедушки русского флота — ботика Петра1.

Очень печально, что Петропавловская крепость стала на долгие годы  тюрьмой для государственных, политических заключенных. Радищев, Рылеев, Пестель, Каховский, Бестужев-Рюмин, Муравьёв-Апостол и многие другие революционеры – вплоть до нашего времени.

Я заходила в камеры, похожие на каменные могилы. Иные узники не выдерживали – теряли рассудок в ужасе от одиночества.

*

Каждый день ровно в 12 ч. с Нарышкинского бастиона раздается пушечный выстрел – сигнал точного времени. Сколько раз я бегала к пушке – хотела, чтобы мне разрешили стрельнуть. Нет, и всё! По традиции разрешали только мужчинам.

*

И еще: бродила, бродила по улицам и увидела чудо удивительной красоты.

31081620445315

Арка Новой Голландии

Это была арка из красного кирпича, как бы торжественный вход в никуда. Я потом узнала от людей, что это был один из входов в Новую Голландию – небольшой островок между какой-то речкой и каналом. Узнала, это была река Мойка. Это был вход в склады корабельного леса. Меня поразили и зрители, смотревшие пристально, как и я, облокотившись на решетку. Но там ничего особенного не было. Их привлекала арка «Новой Голландии», украшенная невообразимо суровой и красивой кирпичной кладкой. Арка была мощью и силой Петрова гения.

Там всегда стояли люди и рассматривали это Петровское чудо.

Все остальные здания города были красивы, но стояли по ранжиру. Так их выстроил великий Восемнадцатый век.

Меня поразили бесконечные гранитные набережные.

Удивительные сооружения Павловского дворца мрачны и неприступны в

pavlovsk14

Павловский дворец

окружении воды. В этом мрачном здании прятался обезумевший Павел 1, боявшийся врагов. Во двор можно было пройти по подъёмному мосту. Мне  было неуютно и жутко. Там же была самая лучшая статуя Петру 1 – торжественная, тяжеловесная. Всё было мрачно кругом -дворец, ворота, памятник Петру.

Павел 1 был убит первой же ночью его пребывания в этом его убежище – его же приближенными. Архитектор, создавая этот дворец, как бы предвидел будущую судьбу царя.

На грозно спящий средь тумана
Пустынный памятник тирана,
Забвенью брошенный дворец.

На совести тирана были десятки замученных, забитых  солдат.

Окончание

Ленинград, Питербурх,

Невозможно забыть этой великолепный город, Петра творенье, в призрачной полутьме северной ночи. Спасибо Ему за это северное чудо! Аничков мост, Лошади на мосту. В этом городе, бродя по его улицам, можно, как пушкинский Евгений, сойти с ума.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: