Николай Чугай – потомок хана Чу-Гайса

ГероиГЕРОИ НЕ НАШЕГО ВРЕМЕНИ (Авторская колонка Юрия Кочи)

 Версии, которые имеют право на существование (ред.)

Никто так не изменил историю человечества, как историки.

(Народная мудрость)

Глядя на поджарую, несколько сутуловатую фигуру главного редактора газеты «Панорама Сумщины» Николая Чугая, мало кто знает и даже не подозревает про древнюю и захватывающую историю его предков Чугаев-Чугайсов. Николай Чугай – выходец из 4-х известных казачьих фамилий – основателей города Сумы – прямой потомок половецкого князя Чугайса, двоюродного брата хана Кончака, взявшего в плен Игоря Святославича (смотри «Слово о Полку Игореве»).

Документы, свидетельствующие о возникновении и основателях города Сумы, упоминают фамилию Черкасского полковника Кондратьева.

Известно, что в середине XVII века, а точнее в 1652 году упомянутый полковник просил разрешения у Московского царя Алексея Михайловича поселиться на землях притока левого берега Днепра – реки Псел («Пело» по-половецки означает «чистый»).

Окончательное решение о переезде, полковник Кондратьев принял после встречи с сотником Глуховского полка Марком Чугаем, в то время проживавшего со своей многочисленной семьей на хуторе Чугаевщина – территория теперешнего города Сумы   (пер. Чугуевский ).

Их дружба родилась и окрепла еще при Корсуне – небольшом городишке Правобережной Украины, близ которого в 1648 году произошло первое удачное сражение казаков Богдана Хмельницкого с польской шляхтой.

Вот как описывает события тех лет историк Орест Субтельный – украинец канадского происхождения: «После блестящих побед Богдана Хмельницкого при Желтых Водах и Корсунем в 1648 году над польской шляхтой Речи Посполитой, принесших ему известность и славу, последний из-за предательства своего союзника, Крымского хана, Ислам-Гирея, в 1649 году терпит неудачу.

В 1651 году на Волыни близ Берестечка происходит решающая битва. По масштабам того времени сошлись огромные армии: 150 тысяч с польской стороны (включая 20 тысяч немецких наемников) и 100 тысяч с украинской плюс 50 тысяч татарской конницы. Почти двухнедельная битва закончилась сокрушительным поражением Богдана Хмельницкого. Опять его подвели татары, покинувшие поле боя в решающий момент, хуже того они выкрали самого Хмельницкого, пришедшего уговаривать их вернуться.

Тем временем поляки, воспользовавшись паникой в стане казаков, вырезали около 30 тысяч человек».

В этом бою полковник Кондратьев был ранен, а черниговские и миргородские полки, приняв на себя основной удар немецких наемников, обескровленные двухнедельными боями, вынуждены были отступить.

Под Марком Чугаем была убита лошадь, сам он был ранен картечью и чудом выжил, благодаря землякам, вынесшим его с поля боя.

Поляки, также понесшие значительные потери, предложили повстанцам переговоры, закончившиеся 28 сентября 1651 года Белоцерковским миром, который был куда менее выгодным для казаков нежели предыдущий Зборовский, где казачество получало значительные привилегии (расширялся реестр до 40 тысяч, льготы для Киевского Митрополита и казацкой старшины).

Казацкий реестр по Белоцерковскому договору сокращался до 20 тысяч, власть гетмана ограничивалась. Крестьяне и казаки (за исключением реестровых) должны были вернуться в крепостное рабство.

Чтобы избежать этой судьбы, они тысячами уходили за границу Речи Посполитой в Московию, где их не только принимали, но и позволяли жить вольными казацкими слободами.

Эти, прежде малонаселенные земли, так и стали называться – Слободской Украиной (территория примерно совпадает с Сумской и Харьковской областями).

В числе этих переселенцев оказались и казаки Черкасского полковника Кондратьева, которого не без основания считают одним из родоначальников города Сумы

Сотник Чугай – прекрасный наездник и лихой рубака – красочно описывал Кондратьеву про сочные луга Ворсклы и Псла, леса, полные дичи, и плодородные земли, до которых еще не дотянулась жесткая рука русского царя, ливонских рыцарей, шляхты, рейтеров Речи Посполитой и конницы Крымского хана.

Эти земли, прилегающие к Дикому Полю, были окраиной разрастающегося вглубь и вширь Московского царства, Дикое Поле – это не очерченная многокилометровая полупустынная граница между Россией, Речью Посполитой и Крымским ханством.

Земли будущей Слобожанщины, по тем временам, выражаясь современным языком, были экономически и социально благоприятной зоной для жизни и процветания казаков-переселенцев.

Весной 1652 года Кондратьев с тремястами казаками своего полка, захватив пожитки, скот и семьи переехали на новые земли.

До Переяславской Рады, на которой было принято решение о переходе Украины «под руку» Московского царя, оставалось без малого 2 года. Договор был подписан 18 января 1654 года.

Дикое Поле – это легенда, сказка и быль нашей истории – история Сумщины и Слобожанщины. Через просторы Дикого поля проходили с востока на запад орды аланов (осетин), гуннов, венгров-мадьяр, болгар, а позже завоевателя и основателя Поднебесной – Чингиз-Хана. Просторы Дикого Поля вскормили и дали приют Донскому и Запорожскому казачеству.

Как говорят источники, еще в XVII и вплоть до середины XVIII века на просторах Дикого Поля кочевали остатки половецких родов Кучумов, Чугайсов, Чубайсов, сохранившие до сих пор язык, веру и обычаи. Потомственные наездники и воины они органически вошли в состав войска Запорожского реестрового казачества Речи Посполитой, а затем и рекрутов Петра Великого. Кровью связались с мужицкой беглой ордой великороссов, заселивших эти края после покорения Крымского ханства.

*  *  *

К приезду черкасских казаков полковника Кондратьева, земли южнее Глухова и Путивля не пустовали и частично имели своих владельцев.

На тучных лугах берегов Ворсклы, Пела, Сулы, Сыроватки и других бесчисленных рек и речушек теперешней Сумщины паслись стада некогда могучего рода потомков Половецкого князя Чугайса и их соплеменников.

Если немного отвлечься и посмотреть Малороссийский гербовник (издание Черниговского дворянства, г. Санкт-Петербург за 1914 год), то можно обнаружить описание герба, дворянина Чугаевского.

Хорошо известно, что украинское казачество, а в частности, казачья старшина охотно получала дворянские звания из рук русских царей и императоров, меняя при этом фамилии на польский или малороссийский манер: Глуховский казак Розум дал начало династии графов Розумовских. Один из них – Кирилл Разумовский был гетманом Украины и фаворитом императрицы Елизаветы Петровны.

Казак Чугай – стал Чугаевским, отличившимся в семилетней войне с Пруссией, в битве при Гросс-Егерсдорфе. Кстати, в этой битве принимал участие и погиб полковник Миргородского полка Василий Петрович Капнист – отец поэта Василия Васильевича Капниста.

Казак Чугай дослужил до окончания Семилетней войны.  Со своим полком дошел до Берлина, заслужил железный крест, есаульский чин и дворянское звание.

Сменил свою фамилию на Чугаевский. Такова история Чугайса-Чугая-Чугаевского. Кстати – «Чу» – половецкое слово, означающее ”будь осторожен, будь внимателен”. «Гай» – лес. «Чу-гай-с» – с лесом будь осторожен, будь внимателен. Возможно, степняки выражали ранее свое недоверие к лесу. В дальнейшем «с» затерялось и осталось просто «Чу-гай» (осторожно – лес).

Интересен и герб Чугаевских- (Чугаев) – ЩИТ: в красном поле белый геральди­ческий крест, сопровождаемый в четвертом поле белым укороченным поясом. Нашлемник: церковный трилистный крест между двух буйволиных рогов. Буйволиные рога – явный и безошибочный знак половецких предков.

Рога в древности, особенно на Востоке, считались главным признаком силы. Легендарный Александр Македонский жил задолго до нашей эры. Но память о нем на Востоке жива. Его имя звучало в арабском произношении АльИксандер, поскольку там нет сочетания «КС». «Аль» в арабском языке – артикль, а поскольку артикли не приняты в именах людей, это «Аль» отбросили. Осталось Искандар или Искандер – что означает буквально с двумя рогами. Знак большого уважения и почитания.

Чугайсы в 1Х-Х веках, будучи язычниками и попав под гнет Хазарского кагана платили ему дань. По соседству, на расстоянии однодневного конного перехода пасли свои стада Чубайсы, предки того самого всем известного Анатолия Чубайса – лидера «правых» и главы РАО ЭС России, которые, однако, тоже будучи язычниками, приняв иудейскую веру нашли послабление от тяжелых податей. Известно, что хазары исповедовали христианскую, мусульманскую и иудейскую, но господствующей религией было иудейство.

Гордые Чугайсы не хотели принять иудейство и молиться на халдейский лад, и оставаясь верными своим богам, ушли со своими стадами с берегов Итиля на тучные пастбища Приднепровья, Ворсклы и Сулы.

В 964-965 годах Киевский князь Святослав Игоревич, совершив почти тысячекилометровый переход, взял штурмом и сжег столицу Хазарского каганата – Семинтер на реке Итиль (Волга). После чего хазары не смогли оправиться и Хазарский каганат, как государство практически перестало существовать.

Видные историки не без основания считают, что к разгрому Хазарского каганата приложили руку и часть половецких князей, с которыми Святослав Игоревич вступил в союз. Не случайно, что в этот период в Причерноморские степи – будущий прообраз Дикого Поля – пришли половцы.

*  *  *

Хорошо известны династические союзы Рюриковичей с дочерьми многочисленных половецких ханов-князей. Первой женой Юрия Долгорукого была половчанка, дочь хана Аелы Осенева.

Князь Ярослав Всеволодович, как и его дед Юрий Долгорукий, взял в жены половчанку из рода Чугайсов. Половчанки взяли в «полон» многих русских князей. Начало половецкому плену положил Святослав Ярославич – сын Ярослава Мудрого. Примеру Святослава последовал и его сын – князь Черниговский Олег Святославич, прозванный «Гориславичем» за его вздорный характер, который вел к усобицам русских князей, и за многочисленные обращения к половцам за помощью. Посватался к половчанке сын Олега «Гориславича» Святослав Олегович – отец Новгород-Северского князя Игоря. Того самого, который, невзирая на неблагоприятный прогноз волхвов – тогдашних астрологов, выступил в поход против половцев, потерпел жестокое поражение и попал в плен к хану Кончаку.

Вместе с ним в плену оказался и его сын Владимир Игоревич, притом в двойном плену – его пленила еще и дочь Кончака, на которой он потом женился. (Об этой истории  все знают – залогом тому «Слово о полку Игореве»).

Нарушил эту давнюю семейную традицию сам князь Игорь, женившись на княжне Ефросинье, дочери знаменитого галицкого князя Ярослава Осмомысла.

Разговор о брачных связях Рюриковичей с половчанками хочется закончить упоминанием еще одного имени – великого князя Владимира-Суздальского – Андрея Боголюбского. Сын половчанки и Юрия Долгорукого, который как мы уже упоминали, также был в браке с половчанкой из рода Чугайсов, он принадлежал к боковой династии Рюриковичей. Но именно он придал Владимиро-Суздальскому княжеству главенствующую роль на Руси, переместив центр русской истории из Киева в северо-­восточные земли.

Со временем древний Киев был оставлен православным митрополитом,

Митрополия Киевской Руси перебралась во Владимир (впоследствии – перенесена в Москву).

Историки до сих пор задают себе вопрос, зачем Андрею Боголюбскому, взявшему в 1169 году Киев, понадобилось разгромить и сжечь город. Ведь прогнав из города своего племянника Мстислава, Андрей отдал затем его своему младшему брату – Глебу Юрьевичу (сыну половецкой княжны).

Некоторые исследователи склонны видеть в этих действиях Андрея Боголюбского влияние его супруги-половчанки Гюльчи «половецкой Роксоланы» состоящей в близком родстве с ханом Чугайсом.

Основной целью разгрома служила задача ослабления давления Киева на Поле. Дело в том, что Киевские, Владимирские, Черниговские князья, враждующие между собой, постоянно призывали на помощь своих ближайших родственников – половецких ханов – у которых также были свои интересы, обязательства и приоритеты. […]

В 1222 году первый удар от татаро-монгольских туменов Сабудая приняли на себя кочевавшие в степи половцы ханов Кобяка и Чугайса. Потерпев первое поражение, они обратились за помощью к Русским князьям. 31 мая 1223 года на берегах реки Калки произошла битва татаро-монголов под предводительством Сабудая с русскими князьями, выступающими в союзе с половцами ханов Кобяка и Чугайса.

После сражения победители устроили пир. Оставшихся в живых пленных, включая уцелевших половецких ханов и русских князей, татары связали, положили на землю, уже покрытую яркой майской травой. Затем, накидав на них бревна и остатки разграбленного обозного хлама, усевшись, пировали три дня и три ночи. Распевая протяжные, заунывные песни, восхваляли своих богов под стоны поверженных.

Когда татары ушли, кочевавшие рядом подданые хана Кобяка и остатки воинов-русичей, уцелевших после битвы, разобрали бревна и обозную рухлядь, чтобы предать земле несчастных.

Из поколения в поколение в роду Чугайсов-Чугаев передается легенда о чудом оставшимся в живых одного из пленных. У воина были сломаны ребра и был он без памяти. Жизнь ему, очевидно, спас немецкий нагрудник, надетый под рубахой, и боги Степи, которых он просил о помощи. Спасенным оказался двоюродный брат хана Чугайса по отцовской линии – Артык Чугайс. Целое лето лечил его пустырником, зверобоем, мятой перечной, и настойкой жень-шеня пленный знахарь-китаец. Осенью, сильно ослабевший Артык Чугайс, с трудом державшийся на ногах, мог самостоятельно взобраться на лошадь и дышать полной грудью…

Три года спустя он женился на племяннице Новгород-Северского князя Малуше. Она родила ему трех сыновей: Ахмета, Артока, Амалыка и дочь Оксану Артыковну Чугайс. Имя своей дочери он дал в честь матери Малуши, которая помогла выходить его после того ужасного побоища на Калке.

Так судьба Краины-Окраины и просторов Дикого поля оказалась милостивой, сохранив потомков древнего рода славян (новгород-северцев) и степняков Чугайсов, ставших затем Чугаевскими – Чугаями.

Николай Маркович Чугай – один из них по составу крови, по духу, по масштабу мысли и творческих замыслов.

Ноябрь 2001 г.

 

 

 

 

 

P.S.

Недавно на одном из каналов Державного телебачення было обнародовано событие, которое неоднозначно восприняли местные обозреватели.

Дело в том, что Н. М. Чугай получил приглашение на торжественный ужин в честь какого-то юбилея. Приглашение было подписано самим Борей Немцовым и лично Анатолием Борисовычем Чубайсом (видно, вспомнил давние родственные связи, ушедшие своими корнями в дебри Хазарского каганата).

Ноябрь 2005 г.

 

P.S. №2

Собравшимся в уютном офисе журналистам, пресс-секретарь редактора «ПС» сообщил, что Н. М. Чугай «… вже тиждень мiркує над цiєю пропозицією, боляче переносить вiдповiдальнiсть за можливий дипломатичний скандал по відомству заклятих друзiв-суперникiв богообразного Тарасюка і старого «газпромовця» Чорномирдіна.

Перед Марковичем стоїть суттєве запитання: кто он есть на самом деле? Лiвий?.. Правий?.. Чи десь посерединi?.. Він добре знає стару iстину: во всем виноваты дороги и дураки. Дураки и дороги…»

А потому, прожив долгую, хлопотную и не вполне счастливую жизнь, Чугай, перефразируя косноязычного неторопыгу «Че» (не путать с Че Геварой) твердо усвоил его пророческое кредо: «весь час хотiлося зробити як краще, а буде зроблено як завжди…»

Холодний жовтень 2005 року.

Ю. Кочи.

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: