Три Варвары. Часть вторая

Юрий Кочи

ИЗ КНИГИ «ГЕРОИ НЕ НАШЕГО ВРЕМЕНИ»

(Три Варвары, Репнины, Волконские, Шевченко и др.)

Читать предыдущую часть

***

Но вернёмся к старшему из братьев Волконских – Николаю Волконскому. Который, как мы уже упоминали, стал с разрешения царя Репниным-Волконским. По этому поводу был специальный указ в 1801 году.

Напомню: женат он был на Варваре Алексеевне – внучке последнего гетмана Левобережной Украины Кирилла Разумовского.

Семья Репниных-Волконских состояла из трёх дочерей – Варвары, Александры, Елизаветы и сына Василия.

В своём дальнейшем повествовании я коснусь главным образом Варвары Николаевны и дочери сына Василия – Варвары Васильевны Репниной-Волконской (1840-1922) – супруги Капниста Василия Алексеевича (1838-1915).

***

Варвара Николаевна на портрете работы Т. Шевченко

Варвара Николаевна на портрете работы Т. Шевченко

Про дочь Николая Репнина (генерал-губернатора Малороссии), я знал немного, хотя писали и пишут о ней в печатных изданиях.

Однако упоминают о ней большей частью в связи со знакомством и дружескими отношениями с поэтом Т.Г. Шевченко, хотя и она сама как человек и личность весьма привлекательна и достойна нашего внимания.

Писатель П.Селецкий в своих «Записках» даёт такой словесный портрет княжны: энергичная, худощавая, стройная, с большими, живыми, выразительными глазами, добрая, остроумная, милая и любезная.

По его наблюдениям Варвара Николаевна была настоящим провидением для бедных и несчастных, подавала помощь всем, кому она была нужна.

Для современных читателей мало известен тот факт, что Варвара Николаевна была писательницей. Для меня это тоже было откровением. Её произведения публиковались в периодической прессе, а также в жанре публицистических статей для «Русского архива» на морально этические темы под псевдонимом «Лизварская».

Критики-современники почему-то обделили её своим вниманием. Это обстоятельство могу понять и оправдать только тем, что был это ХІХ век, отмеченный бурным всплеском писательских талантов.

О «увлечениях» и кругозоре писательницы Варвары Репниной наглядно говорит краткий перечень её статей: «Из воспоминаний о прошлом», «О совращении иезуитами княгини Воронцовой» (1870), «К биографии Шевченко» (1887) – сорокалетие ареста и отправки Поэта в ссылку (Прим. Ю.К.), «Встреча с Императором Александром І в 1819 году» (1888), «Из воспоминаний о Гоголе» (1890). В год публикации Варваре Николаевне 82 года (!), «Бомбардировка Одессы в 1854 г.» (1891) – Крымская война (1853-1856) (Прим. Ю.К.)…

***

Варвара Репнина прожила долгую, даже по нашим меркам жизнь. Уже на склоне лет для своих внучатых потомков она написала биографические записки, в которых с удивительной точностью отобразила детали своего детства. А прошло оно при европейских дворах, где отец был вначале послом, а потом даже генерал-губернатором Саксонии (столица Дрезден). Это было после Венского конгресса, когда Саксония, как недавний союзник Наполеона, была разделена победителями.

Пребывание в Европе было недолгим (до 1816 года.), но памятным.

Варвара получила блестящее образование. Ни атмосфера роскоши, в которой она росла, ни знатность рода, ни высокий статус отца не смог изменить её ментальность. Она по-прежнему оставалась доброй, внимательной и душевной.

В сентябре 1816 года. Николай Репнин был назначен генерал-губернатором Малороссии, по тому времени – это была Черниговская и Полтавская губерния с резиденцией губернатора в Полтаве.

В дополнение к основным обязанностям Н.Репнин проявлял живой интерес к украинской культуре (дружба с Котляревским, освобождение от крепостной зависимости М.Щепкина, организация и работа Полтавского театра).

Варвара Алексеевна – супруга Репнина опекала, как мы уже упоминали, Полтавский женский институт. Среди учащихся была будущая поэтесса Александра Псьол, которая имела сестру Глафиру. Обе девочки были сироты. Варенька упросила отца и мать взять их на воспитание. Со временем Глафира стала художницей и оставила нам как память прекрасный портрет своей подруги – Варвары Репниной. В настоящее время он хранится в Национальном музее Т.Г. Шевченко в Киеве.

С 1829 г. адъютантом у Николая Репнина служил Лев Баратынский, младший брат известного поэта. Симпатичному адъютанту понравилась дочь губернатора. Варвара ответила взаимностью. Однако дело до свадьбы не дошло, т.к. мать отказала дочери в благословении, она считала, что жених слишком молод для такого шага, хотя последний был старше Варвары на два года. Вареньке было тогда 18 лет.

После решения матери, Варенька смирилась. Идти наперекор она не могла и не хотела. Первая любовь и такая история отразились на их дальнейшей судьбе – в дальнейшем оба они не смогли создать семьи и умерли в одиночестве…

***

Когда Николай Григорьевич был смещен с поста губернатора и назначен членом Государственного совета, он, обиженный, отправился с семьей за границу. Жили в Дрездене, Риме, Флоренции.

В Женеве Варвара Репнина познакомилась и подружилась со швейцарским писателем-гуманистом и морализатором Шарлем Эйнаром. Она считает его своим духовным наставником и в продолжении многих лет переписывалась с ним, подписываясь: Ваша духовная дочь. Общение с Эйнаром, в большой мере, сказалось на глубокой религиозности Варвары Николаевны .

В 1836 году (Варваре 28 лет), пребывая за границей – в курортном городе Баден-Бадене, Варвара встречается с Николаем Гоголем. Встречи, общение с великим писателем, его произведения, оказали значительное влияние на формирование её мировоззрения.

***

На Родину Репнины вернулись в 1842 году и поселились в своем родовом поместье в Яготине Пирятинского уезда Полтавской губернии (сейчас Киевская область) — наследство Варвары Алексеевны от знаменитого деда. Роскошный дом Разумовских стоял неподалеку от озера, на котором красовался загадочный остров, густо заросший лесом. Памятные места детства и юношеской романтики…

 

Т.Г. Шевченко в Яготинской усадьбе

Дворцово-парковый комплекс в Яготине, на берегу озера Супой. Перед зданием установлены памятники Н. Гоголю, К. Билокур, С. Рихтеру

Дворцово-парковый комплекс в Яготине, на берегу озера Супой. Перед зданием установлены памятники Н. Гоголю, К. Билокур, С. Рихтеру

Июль 1843 года. Как-то вечером княжна вместе с матерью Варварой Алексеевной вышла на прогулку в сад. Они не обратили внимания на то, что собиралась гроза. Навстречу шли двое мужчин – Алексей Капнист*, сын известного поэта ХІХ века и незнакомец. Внезапно хлынувший ливень заставил их вместе с Капнистом вернуться в дом, а незнакомец остался в саду. Капниста послали за ним, и когда они, промокшие зашли в дом, он представил своего спутника хозяевам – это был художник Тарас Шевченко.

Затем, по воспоминаниям Вареньки, она уехала вместе с родителями в Седнев Черниговской губернии. А Шевченко в её отсутствие вновь побывал в Яготине – его пригласили сделать копии с портрета отца. (Речь идет о портрете Н.Г. Репнина написанного швейцарским живописцем И. Горнунгом. Портреты писались по просьбе известного мецената И. Тарновского и А. Капниста. Одна из этих копий находится в Национальном музее Т.Г. Шевченко (Киев), другая – в Эрмитаже (С.-Петербург).

***

*Капнист Алексей Васильевич (1798-1867), подпоручик лейб-гвардии Измайловского полка, адъютант генерала Н.Н. Раевского с 14 ноября 1821 года, подполковник Воронежского пехотного полка с 29 апреля 1825 года, член Союза Благоденствия (1820), был арестован в Киеве 14 января 1826 года, доставлен в Петербург и после трехмесячного заключения в Петропавловской крепости освобожден «со вменением ареста в наказание», почетный смотритель Миргородского уездного училища (1833); миргородский уездный предводитель дворянства (1829-1835. 1841-1844). Женат с 1837 года на Ульяне Дмитриевне Белуха-Кохановской (потомок гетмана Полуботко).

***

Знакомство А. Капниста с поэтом и художником Т. Шевченко произошло в усадьбе ротмистра Закревского, где собирался круг либерально мыслящих молодых людей, не связанных особо с политикой, но не прочь весело провести время.

Среди них выделялся потомок французского эмигранта (еще со времен Анны Иоанновны) Яков де Бальмен (1833-1845). Дворянин, писатель и художник, умный и общительный.

Отец его доблестно служил в русской армии, а дядя, тоже офицер, — командовал охраной Наполеона на острове Св. Елены. Согласитесь, факт весьма интересный (Из пьесы «Мій побратим Жак», автор В.Б. Ефимов, 2014 г. Главные герои – Яков де Бальмен (Жак) и Т. Шевченко).

Судьба Якова де Бальмена трагична. Будучи в экспедиции, он погиб на Кавказе (1845 г.) (на тот момент Яков де Бальмен служил адьютантом у генерала Лидерса, — начальника корпуса, ведшего наступление на укрепленный аул Дарго (прим. Ю.К.)

Т. Шевченко посвятил ему поэму «Кавказ».

«… Вітер тихий з України
Понесеш з росою,
Мої думи аж до тебе…
Братньою сльозою.
Ти їх, друже, привітаєш
Тихо прочитаєш…
І могили, степи, море,
І мене згадаєш».

18 ноября 1845 г. в Переяславе.

***

Итак, летом (июль) 1843 года. в усадьбу Репниных приезжают двое: полтавский помещик и друг семьи Репниных Алексей Капнист и неожиданный попутчик выпускник Императорской Академии художеств (С.-Петербург) Тарас Шевченко. Последнему исполнилось 29 лет. История его освобождения у пана Энгельгардта, думаю, всем известна. В судьбе художника и поэта важную роль сыграли знаменитый Карл Брюллов и воспитатель детей царя – поэт В.А. Жуковский.

Два слова об Алексее Капнисте: «В 1843 году – ему 45 лет. Он «набрался» ума, немного отсидев в Петропавловской крепости за членство в «Союзе благоденствия» и сочувствие идеям декабристов». Тем не менее – он в почете и является предводителем миргородских дворян».

***

Как приняли Т.Г. Шевченко в семье Репниных? Надо признать тот факт, что, несмотря на положительное представление Капниста, Шевченко как поэт в доме Репниных был мало известен. Дело в том, что «Кобзарь» в небольшом количестве экземпляров был издан в 1840 году, когда семья Репниных была за границей. Для Репниных Шевченко-художник предстал симпатичным, воспитанным и достаточно скромным молодым человеком.

Их любимая дочь Варвара в своих «Воспоминаниях» так опишет свое знакомство с Шевченко в Яготине: «Я напомнила ему нашу первую встречу под дождем несколько месяцев назад, и мы разговорились. Он показался мне простым, непритязательным и сразу стал у нас своим человеком, одним из тех, которые так удобны в деревне, кого приятно видеть в гостиной…»

Портрет В. Н. Репниной кисти Г. И. Псёл, 1839

Портрет В. Н. Репниной кисти Г. И. Псёл, 1839

Далее Варвара пишет: «… Глафира, по-видимому, очаровала Шевченко, он еще не был влюблен, но мог влюбиться при первом удобном случае».

Действительно, 29-летний поэт влюбляется в Глафиру, талантливую молодую художницу (это она оставила для нас портрет Варвары Репниной), близкую подругу княжны. Способствовали вспыхнувшему чувству совместные прогулки по саду и, самое главное, вечера поэзии, во время которых Тарас читал свои стихи.

Помимо стихов слушатели были очарованы его мягким глубоким голосом и самой манерой чтения. Это была пленительная музыка, певшая мелодичные стихи на нашем красивом и выразительном языке». После того, как в один из таких вечеров, во время которого Тарас прочитал свою поэму «Слепая» (1842, С-Петербург):

«…О Боже, Боже иудеи,
Благий творителю земли,
Не наказуй родных злодеев,
А мне смирение пошли!..»

Потрясенная княжна Варвара призналась: «Шевченко занял место в моем сердце, я часто думала о нем, я желала ему добра и желала сама ему сделать добро… Я втайне, и не сознавая того, чувствовала ревность из-за предпочтения, которое он оказывал Глафире…»

Увы, влюбленность Тараса в Глафиру видели все, только сама Глафира оставалась к нему равнодушной.

***

Не лишенная литературных способностей 35-летняя княжна пишет повесть-исповедь «Девочка» и посвящает её Тарасу. Она надеется на то, что, прочитав повесть, он поймет: их внутренний мир, отношение к любви и взгляды на жизнь во многом совпадают. Что вызывает особое уважение – она выражала свое неприятие крепостному праву, бракам по расчету, династическим условностям.

Её критерии оценки людей – не по родословной или богатству, а по душевным качествам, таланту или благородству поступков.

Шевченко, прочитав повесть, был потрясен. Нет, он не влюбился в автора, он восхитился величием души Варвары и назвал её «сестрой», достойной преклонения.

Что думала по этому поводу Варенька? Кроме всего, она совсем не предполагала, что её мать княгиня Варвара Алексеевна, узнав от подруги дочери Лизы Кейкуатовой о повести, выразит неистовое желание прочесть «Девочку».

После прочтения, она в резкой форме выразит дочери свое возмущение, назвав откровения Варвары бесстыдством.

Не осуждая мать Вареньки, но памятуя историю её предка Кириллы Разумовского и его старшего брата Алексея, получившего доступ к покоям императрицы Елизаветы Петровны, хотелось бы ради справедливости напомнить: «не все рождаются князьями, каждому свой удел». Понятно, что равенства не было, нет и не будет. Хотя лозунг французской революции (извините за пафос) – «Свобода, Равенство и Братство» еще никто не отменял…

***

Необходимо отметить, что оба они были уже вполне зрелыми людьми, понимали драматичность ситуации (общественный статус, разница в возрасте), и вполне могли отвечать за свои поступки.

Тарас Григорьевич, поняв, что княжна его любит по-настоящему, а он в силу многих обстоятельств не может ответить ей взаимностью, стал избегать всяких отношений с Варварой Николаевной. Веселые и непринужденные отношения перешли к почтительному вниманию, которым он давал ей понять, что высоко ценит её чистосердечность и благородство.

Как-то в присутствии Вареньки, Глафиры и Татьяны Псьол Шевченко много шутил. Варвара Николаевна заметила, что было бы лучше, если бы он не нарушал своего одиночества…

После продолжительного молчания Тарас Григорьевич прошептал: «Тихий ангел пролетел». Княжна ответила, что желает знать, что говорят ему ангелы.

Шевченко взял лист бумаги, и стал быстро писать. Через некоторое время он протянул Репниной стихотворное предисловие к произведению, которое обещал позже вручить. Подпись под стихотворением была такова: «Княжне Варваре Николаевне Репниной. На память 9 ноября 1843 года»

«Душе с прекрасным назначеньем
Должно любить, терпеть, страдать
И дар господний – вдохновенье
Должно слезами поливать.
Для вас понятно это слово…
Для вас я радостно сложил
Свои житейские оковы.
Священно действовал я снова
И слезы в звуки перелил
Ваш добрый ангел осенил
Меня бессмертными крылами
И тихоструйными речами
Мечты о рае пробудил!»

Варвара Николаевна промолвила: «Дайте мне ваш лоб», — и поцеловала его чистым поцелуем.

Обещанная поэма вначале называлась «Безталанный», но в изданиях «Кобзаря» она значится как «Тризна», 11 ноября 1843 г. Яготин.

Поэма написана в традициях декабристской поэзии (стихотворение с тем же названием в 1826 году написал А.Одоевский). Один экземпляр (брошюры) шевченковской «Тризны» сохранялся у княжны.

Мать Вареньки, с симпатией относившаяся к Шевченко, перестает выходить к обеду из своих апартаментов.

Почувствовав напряженность между матерью и дочерью, Шевченко уезжает из Яготина. Приезжает туда наездами,  чтобы закончить заказанные ему копии картин.

Вот строки из его письма: «О, добрый ангел! Молюсь и плачу перед тобой, ты утвердил во мне веру в существовании святых на земле». (конец ноября 1843 года).

В декабре 1843 года, отъезжая из Яготина (в Яготине Шевченко бывает наездами) к Закревским в Березовую Рудку, Шевченко протянул Варваре Николаевне записку «по праву брата». Просил: «хранить в себе богатства, которые Бог вложил в прекраснейшее из своих созданий».

В январе 1844 года Шевченко навсегда покидает Яготин. Его общение с Варварой Николаевной ограничивается перепиской.

Из сохранившихся «Воспоминаний» и писем можно узнать, что в отношениях Шевченко и Варвары Николаевны определенную роль сыграл и Алексей Капнист, который как-то заметил Варваре Николаевне, что «чрезмерное внимание может повредить нашему другу, а также негативно отразиться на его работе».

Варенька не очень спорила с Капнистом, которого очень уважала. Она даже позволила ему забрать дорогое ей письмо, написанное Шевченко.

Сбереглось письмо А.Капниста, адресованное  Шевченко от 18 января 1844 года, где он настойчиво просит Тараса Григорьевича не приезжать в Яготин и не писать  Варваре Николаевне.

Была ли тут инициатива самого Капниста или он писал по поручению матери, нам не известно…

Все же активная переписка между Репниной и Шевченко продолжалась весь 1845 год. Варвара Николаевна намеревается поддержать Тараса Григорьевича морально, помогает ему в распространении его стихов и художественных работ.

В одном из писем она пишет: «Не сердитесь на меня за вечные мои проповеди, я Вас слишком искренне люблю, чтобы не говорить Вам правду».

Шевченко уезжает в Петербург. В Украину приезжает в апреле 1845 года. В этот период он активно работает над «Живописной Украиной», но, не встретив поддержки, вынужден затем прекратить.

Тогда же в одном из писем Варваре Николаевне Шевченко с горечью пишет, что теперь  не остается надежд на выкуп братьев из крепостной зависимости. Это был ответ на замечание княжны, что «он отказался от доброго дела для родных».

***

Важной для понимания психологических портретов Шевченко и Варвары Репниной является чудом сохранившееся письмо последней к своему духовному наставнику Шарлю Эйнару, написанное на французском языке в январе 1844 года.

Это письмо-послание прекрасная исповедь души глубокой и чистой: «запомните это имя, дорогой учитель, оно принадлежит моему звездному небу… Шевченко занял место в моем сердце… Я очень люблю его и всецело ему доверяю…»

***

В 1845 г.  тяжело заболев от безысходности, умирает отец княжны. Специальный курьер из С.-Петербурга привозит вдове письмо, извещающее о полной реабилитации покойного князя.

(Речь идет о длительном процессе расследования о каких-то мнимых финансовых злоупотреблениях, когда Николай Григорьевич Репнин был губернатором).

***

Весть об аресте и участии Шевченко в каком-то Кирилло-Мефодиевском братстве (товариществе) явилось для Варвары абсолютной неожиданностью.

24 октября 1847 г. княжна получает письмо из Орской крепости: «По ходатайству вашему, добрая моя Варвара Николаевна, я был определен в Киевский университет и в тот самый день, когда пришло определение, меня арестовали и увезли в Петербург 22 апреля (день для меня чрезвычайно памятный, а 30 мая мне прочитали конфирмацию (судебный приговор. Прим. Ю.К.), и я был уже не учитель Киевского университета, а рядовой солдат Оренбургского линейного гарнизона».

Высочайший приговор гласил: «Художника Шевченко за сочинение возмутительных и в высшей степени дерзких стихотворений, как одаренного крепким телосложением определить рядовым в Оренбургский отдельный корпус, поручив начальству иметь строжайшее наблюдение, дабы от него под любым видом не могло выходить возмутительных и пасквильных сочинений».

Николай I к этому приговору собственноручно добавляет: «Под строжайший надзор с запрещением писать и рисовать».

Приписка царя к тексту приговора о запрете не только писать («сочинять») но и рисовать, связана с тем, что при обыске у Шевченко были найдены рисунки, порочащие императора.

Варвара Николаевна, узнав об аресте любимого человека с запретом писать и рисовать (т.е. со смыслом жизни), обращается к своему далекому родственнику —  шефу жандармов и начальнику III отделения графу Орлову с просьбой позволить Шевченко рисовать: «Едва ли представляется надобность прибавлять к его наказанию утонченную жестокость, запрещая ему рисовать» (письмо написано в январе 1848 года).

Орлов соизволил ответить: «Вообще было бы для Вас полезно менее вмешиваться в дела Малороссии… В противном случае Вы сами будете причиною, может быть, неприятных для Вас последствий». Предостережение (скорее угроза) начальника III отделения Орлова в какой-то степени отразилось на их переписке. Последнее письмо датировано 19 апреля 1848 года.

Пребывать Шевченко в ссылке оставалось еще долгие девять лет…

Амнистия царя в Новопетровское укрепление на Мангышлаке (близ Каспия) пришла в июле 1857 года. Прожить на воле довелось недолго… Умер Тарас Григорьевич в 1861 году. в С.-Петербурге.

***

Варвара Николаевна Репнина на акварели Л. Фишера (1858)

Варвара Николаевна Репнина на акварели Л. Фишера (1858)

Смерть человека и друга, к сожалению, не была единственной утратой для княжны…

В 1864 года. ушла из жизни Варвара Алексеевна, которую княжна, несмотря на житейские разногласия, очень любила. Похоронена была близ церкви Воскресения Христова в Прилуках Черниговской области в семейном склепе, где покоился её супруг – князь Николай Григорьевич Репнин.

Кстати, эту церковь еще при жизни она восстановила на собственные средства.

В конце жизни Варвара Николаевна написала свои воспоминания о своих встречах и жизни Кобзаря. Для себя она нашла утешение в религии, пережив, как мы уже говорили, Шевченко на 30 лет.

«Он был из малого числа избранных, которые, будучи богато одарены провидением, не имеют нужды принадлежать ни к какому сословию общества и бывают приняты всеми с особым вниманием. Он был поэт… Поэт во всей обширности этого слова. Он стихами своими побеждал всех» — пишет она в своих мемуарах.

Свой последний приют княжна нашла на кладбище Александровского монастыря в Москве.

«Еще одно светлое Видение встает из прошлого – образ княжны Варвары Николаевны Репниной», — такие строки появились в одном из российских изданий за 1916 год. И хотя прошло немало лет, образ этой удивительной женщины продолжает сберегаться в народной памяти.

Читать следующую часть

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: