Один на всех и у каждого свой.

kinopoisk.ru

Маргарита Сергиенко

10 февраля – день смерти Бориса Пастернака, гениального художника слова, последнего большого поэта современности.

Может быть появятся еще великие поэты, но таких не будет. Он владел и властвовал. Он был труден и зачастую непонятен и темен. Но он гений, чаровник, виртуоз и, вопреки виртуозности, он предельно прост.

Вот послушайте его глуховатый голос – определение поэзии:

Это – круто налившийся свист,
Это – щелканье сдавленных льдинок,
Это – ночь, леденящая лист,
Это – двух соловьев поединок.

Он завоевал любовь и признание самых взыскательных и строгих ценителей поэзии. Его стихи, переводы и проза – упоительное чтение.

Снег идет, снег идет,
Снег идет, и всё в смятеньи:
Убеленный пешеход,
Удивленные растенья,
Перекрестка поворот.

Как сложно и необъятно просто. Его стихи поют в тебе:

В трюмо испаряется чашка какао,
Качается тюль, — и прямой
Дорожкою в сад, в бурелом и хаос,
К качелям бежит трюмо.

Или:

Как усыпительна жизнь!
Как откровенья бессонны!
Можно ль тоску размозжить
Об мостовые кессоны?

Или:

Во льду река и мерзлый тальник,
А поперек, на голый лед,
Как зеркало на подзеркальник,
Поставлен черный небосвод.

Но достаточно. Представлять его стихи в отрывках – грешно, и приводить целиком невозможно.

Теперь не его, а о нем. Анна Ахматова писала:

Он награжден каким-то вечным детством,
Той щедростью и зоркостью светил,
И вся земля была его наследством,
А он ее со всеми разделил.

83400160_12Он действительно разделил с человечеством все свои богатства. Его так и не поняли, почувствовали – да. В поэзии он преодолевал академический классицизм. Он однажды даже примкнул к футуристам. Маяковский считал стихотворение «Марбург» (мое любимое) гениальным:

В тот день всю тебя
от гребенок до ног,
Как трагик в провинции
даму Шекспирову,
Носил с собою и знал на зубок,
Шатался по городу и репетировал.

Или:

Февраль. Достать чернил и плакать!
Писать о феврале навзрыд….

Его стихи легко узнаваемы, они настолько индивидуальны, что узнаются в сонме других, даже отличных стихов и переводов.

Мы читали Шекспира, Гёте, Шиллера в его переводах.

Его хорошо понимала Марина Цветаева, называя его почерк похожим на летящих журавлей. И действительно, он был одиноким журавлем в небе.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: