Фатальный жребий. Отрывок четвертый (Экспедиция Галафеева, Лермонтовские награды)

Юрий Кочи

Читать предыдущую часть

ЭКСПЕДИЦИЯ ГАЛАФЕЕВА

Приведенный выше сюжет – это один из эпизодов участия наших Героев (Лермонтов, Мартынов, Дорохов, Евреинов, Трубецкой, будущий секундант «Л» и «М» – корнет Тенгинского полка Глебов) в очередной экспедиции в Чечню генерала Галафеева.

Ситуация на Кавказе была такова:

После кровопролитного штурма Ахульго, Шамилю с небольшим отрядом удалось уйти. Командование на Кавказе и правительство в Петербурге решило, что с восстанием в Чечне и Дагестане покончено. И тут была совершена ошибка – в чеченских аулах у свободолюбивых горцев, тех же крестьян, стали забирать оружие. Как результат – вновь начались восстания, охватившие теперь всю Чечню.

По распоряжению генерала Граббе, в начале лета 1840 (ровно год до приезда [1841] Лермонтова, Столыпина и Магденко в Пятигорск), в этот непокорный район Чечни направляется экспедиция. Отряд насчитывает более двух тысяч штыков и возглавляет его опытный генерал Галафеев.

Офицером по особым поручениям (фактически адъютант) при Галафееве назначается поручик Лермонтов. Его будущий соперник на дуэли – Николай Мартынов тоже принимает участие в экспедиции в качестве строевого офицера. Такова судьба быть рядом.

Быть адъютантом у Галафеева не означало находиться вдали от поля боя, скорее наоборот. По примерной статистике того времени, в период подобных экспедиций, потери адъютантов составляли каждого пятого, в то время как строевые офицеры каждого десятого.

История сохранила подробности начала и конца сражения, произошедшего в глухомани непроходимого леса, среди высоких укреплённых завалов и насквозь простреливаемой опушки у реки Валерик с отвесными берегами.

Кровь загорелася в груди!
Все офицеры впереди
Верхом помчался на завалы
165Кто не успел спрыгнуть с коня
Ура — и смолкло. — Вон кинжалы,
В приклады! — и пошла резня.
И два часа в струях потока
Бой длился. Резались жестоко
Как звери, молча, с грудью грудь,…

 Верхом помчались на завалы.

Кто не успел спрыгнуть с коня… Ура – и смолкло. – Вон кинжалы, В приклады! – и пошла резня.

И два часа в струях потока Бой длился. Резались жестоко

Как звери молча, с грудью грудь…

Так описал Лермонтов этот кровопролитный бой…. Уже позже, из действующего отряда, своему близкому другу Алексею Лопухину он пишет: «У нас были каждый день дела, и одно довольно жаркое, которое продолжалось шесть часов сряду. Нас было всего 2000 пехоты, а их до шести тысяч, и всё время дрались штыками.

У нас убыло 30 офицеров и до 300 рядовых, а их 600 тел осталось на месте… час после дела пахло кровью…»

ЛЕРМОНТОВСКИЕ НАГРАДЫ

За участие в сражении у речушки Валерик 25 сентября 1940 г. генерал Галафеев предоставляет в штаб войск свои предложения по наградам. Попадает в этот список Лермонтов и его будущий секундант корнет конноговардейского полка Михаил Глебов. Глебов, получив тяжёлое ранение, предоставлен к ордену Св. Анны 3-й степени, Лермонтов – к ордену Св. Станиславы 3-й степени. («Анна» ценится выше «Станислава»).

Зимой 1841-го окончательный список рассматривал сам Николай І. Строг и суров был император: предоставления на Лермонтова, Долгорукого и Трубецкого он вычеркнул. На полях значится резолюция: «Высочайше повелено поручиков, подпоручиков и прапорщиков за сражения удостаивать к монаршему благоволению, а к другим наградам предоставлять за особо отличные подвиги».

Вспомним, за какие заслуги был предоставлен к награде Лермонтов. В графе «за что» значится: «Во время штурмования неприятельских завалов на речке Валерик… офицер несмотря ни на какие опасности, исполнял возложенное на него поручение с отличным мужеством и хладнокровием и с первыми рядами храбрейших солдат ворвался в неприятельские завалы.»

Читая резолюцию на списке награждённых, можно предположить, что подвиги наших героев в сражении при р. Валерик, правящему монарху не показались «особо отличными».

Вот и думай после этого: то ли подобных сражений на тот момент было слишком много, то ли орденов в империи было слишком мало.

Однако, спустя почти два столетия, не следует строго судить императора. Война на Кавказе к тому времени шла уже 18 лет (если взять официальную точку отсчёта – 1822 год). К этой войне успели привыкнуть, хотя она давно всем надоела и её всеми силами стремились закончить…

Порой казалось, что Шамиль разгромлен и полностью обескровлен, но после ухода в глубину лесов и гор, «зализав» полученные раны, ему вновь удавалось поднять дух горцев, сплотить их силы, и затухающая было война вновь разгоралась, захватывая, казалось бы, уже усмиренные аулы Чечни и Дагестана.

Читать следующую часть

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: